yulkar: (Default)
ББС
1987

В 1987 г. я приехала на Белое, уже с мужем - Смусем, а также с Гуглиным и некоторой компанией, к моему стыду не помню точно с кем. Уж и не вспомнить теперь, что был за конфликт и что рассердило Директора, только он сказал нам с Гуглиным нечто вроде: "Вы этот сброд привезли - вы его и увозите". Так мы были изгнаны. Весть о смерти Директора догнала нас в Ленинграде и мы с Гуглиным, оставив наших спутников, рванули обратно. И опять память моя меня подводит: не помню, где и на какой поезд надо было пересаживаться, помню только, что в 4 часа утра. Мы расстелили спальники посреди зала ожидания, лежали и трепались, чтобы не заснуть, поминутно поглядывая на часы. И все-таки мы заснули на 10 минут. На те самые 10 минут. Поезд ушел, мы еще успели увидеть его хвост. Мы побежали к начальнику станции, но он сказал, что в нужном нам направлении в ближайшее время ничего не пойдет, ну разве только скорый поезд через час, но он в Пояконде не останавливается. Через час мы уже уговаривали машиниста скорого поезда: "Вы только чуть-чуть притормозите, - говорила я, - а мы спрыгнем!". "ТЫ? ,СПРЫГНЕШЬ?, - он смерил меня взглядом, - а зачем вам туда так срочно?" Мы объяснили. "Перцов? Николай Андреевич? Конечно, знаю. Кто ж его не знает. Хороший человек был. Жаль. Ладно, по такому случаю - остановлю вам, сойдете, как люди".
yulkar: (Default)
ББС
1986

Было это в середине июня 1986. В два часа ночи мы с родителями и моим будущим мужем (Смусем, то есть) возвращались из гостей, и я, со смехом так, говорю: "Сегодня Гуглин звонил, он завтра едет на ББС, говорит: поехали со мной!" Думала, все посмеются, ан нет: вдруг стали меня уговаривать, мол, поезжай, отдохни после экзаменов. Я говорю: "Ну, допустим, результаты экзаменов - хрен с ними, все равно не изменить. А работа? Мне ж надо отпуск оформлять, заявление писать, подписывать: начальник, директор, отдел кадров... Да к тому же: рюкзак, билеты...
"А ты попробуй,"- говорят.
Весь следующий рабочий день (а была это пятница) я пробегала от инстанции к инстанции, оформляя с понедельника отпуск. Пришлось еще и уйти раньше: поезд уходил в 7, а надо было заехать домой и собрать рюкзак. Родители выложили мне на диване все шмотки и посреди комнаты поставили рюкзак с разверзнутой пастью, так что я покидала все, что сочла нужным, и, бросив родителей разбирать оставшийся бардак, через 5 минут летела на вокзал, где Гуглин уже купил на меня билет. Оказалось, что у него - в первый вагон, а у меня в 14-ый. Ладно, будем ходить в гости. Пока поезд не тронулся, у меня еще было ощущение, что сейчас придет начальник отдела кадров и заставит вернуться, но когда за окном замелькали столбы, я поняла, что мой побег удался и пошла делиться своей радостью с Гуглиным. Ничего вокруг не замечая от счастья, прошла я первый вагон и во втором вагоне обнаружила, что между моим 14-ым и Гуглинским первым - 12 вагонов призывников. В прямом смысле 12 вагонов. (Израильтяне, с их миролюбивыми волосатыми солдатами, окруженными солдатками, - уже, наверное, забыли, как это было там). В общем, обратно без Гуглина я уже ходить не решилась.
Из Пояконды Гуглин позвонил Директору, узнать про катер. Тот сказал, что катера не будет, мол, иди пешком по трассе.
- Я с дамой,- сказал Гуглин.
- Даму свою сажай на обратный поезд и приходи.
На том они и распрощались.
Мы вышли в путь. В это время года на трассе от комаров воздух серый. Передвигались мы мелкими перебежками: постоим, соберем вокруг себя комариное облако, а потом быстро из него выбегаем.
На станции весть о нашем приходе разнеслась молниеносно, прибежал Трифон со словами: "Ну, где эта роковая женщина - Рабинович" (мне, в мои 18 лет и 40 килограмм, это страшно польстило). Меня спрятали, наверное - в Огарках, но у меня, почему-то, в памяти осталось, что под Теремком. Народ приносил мне туда еду, как раненому коммунисту, а вечером мы все же пошли виниться к директору. Точней, сначала пошли Гуглин с Трифоном за меня просить. Так начался мой второй ББС. А потом была история с тетраэдром, многогранно и полно изложенная здесь
yulkar: (Default)
ББС
1984
Праздник Нептуна

Да, было такое событие в моем первом отряде.
Каждый курс биологов должен был представить по кандидатке в невесты Нептуну, ну и мы, соответственно, тоже.
Мы тогда переделали и без того переделанную песню:
"Ой цветет алоэ в поле у ручья,
Тело молодое раскормила я."
А кончалось это словами:
"То-ли мне податься в летний стройотряд,
То-ли завести мне 10 нептунят" (или что-то в этом духе).
Из огромного зеленого полотна сшили юбку и украсили ее большими цветами, в нее собрали всех девиц и эта сороконожка засеменила навстречу своему счастью. В качестве ее предвестника был выпущен Леня Чашник, тоже в цветастой юбке, с красным бантом на его пышных кудрях, поющий с дикими завываниями под гитару романсы, вроде "В белом платье с причудливым бантом". Нептун же, так был очарован Чашником, что нашей каракатице сказал, мол, иди-иди, диетой займись.
yulkar: (Default)
ББС
1984
Вместо предисловия

Если кто не знает, в июльский стройотряд брали девятикласников. В 1984 году этими счастливчиками были мы. По традиции, мы всей компанией в 7 человек приехали на Биофак на "собеседование" к Перцову. "У нас на ББС – коммунизм, - сказал он, - от каждого по способностям, каждому по потребностям. Ну со способностями – понятно. А потребности..., ну какие у вас могут быть потребности?".
А потом начался незабываемый месяц с вечерним пением под Перцовский аккордион (он держал его вверх ногами и играл правой рукой аккомпанимент), с ночными бденьями белыми ночами (почти совсем белыми: мы даже однажды пошли ночью собирать грибы). Мои однокласнички по вечерам ловили рыбу. Она ловилась даже на пустой крючок, в основном треска и сельдь, было ее обычно – ведро. Я с тех пор люблю чистить рыбу, как ни смешно это звучит. Как-то однажды, для меня выбрали удобный большой камень, на котором можно было сидеть, чистить рыбу и споласкивать ее в море. Незаметно подошел прилив, и я, в кедах и с ведром рыбы, оказалась в метрах десяти от суши. Однокласснички веселились: это они специально так подстроили. За это им пришлось нести меня на руках до берега.
Грозный плакат: "Хронический недосып приводит к детскому травматизму", не спасал положения, днем мы засыпали везде: под днищем корабля, который красили ([personal profile] karial лучше знает - чем), на бревне, едущем в пилораму...
А корабли, да и просто лодки! У каждого было свое название и своя история! (люди! кто помнит, напишите!) На Белом я впервые узнала, что плавает только говно, а корабли ходят.
На Белом появлялись друзья на всю жизнь, заводились романы... Были бы мы с теми с кем мы сейчас – без Белого, были бы мы теми, кто мы есть – без Белого?
yulkar: (Еж)
То есть взяли, конечно, раз пишу. Но все же хоть пишу не в ФБ.
Дал слово - держи => Взял слово - отпусти (это нечаянная ассоциация, не обращайте внимания).
Короче про комсомол:
Первый раз это случилось еще в 7 классе. Все побежали и я побежал. Для малолетних ленинцев первым этапом была пионерская дружина. Я все выучила честно про барабан, горн и что там еще. Ну не то чтоб выучила, но поняла, что смогу походу догадаться - куда дуют, а куда стучат. И все им там в пионерской комнате красиво рассказала. И тогда мне был задан вопрос на засыпку кто из нас двоих ваш лектор как называется наша пионерская дружина. Вопрос поставил меня в тупик. Добрые пионеры из совета дружины делали мне странные жесты, тыкали пальцем куда-то вверх...
- Орлята? Коршуны? Звезда? Небо, черт возьми? - все оказалось проще: название было написано у них над головой, что они и пытались до меня донести своими знаками. Совет дружины я не прошла и больше не пыталась, а честно дождалась, пока покину пионерию по старости.
В девятом классе я взялась за этот квест снова. Я ходила хвотом за комсоргом класса Гришей [livejournal.com profile] grig_siren и клянчила "подпиши вот тут плиииз". Гриша поначалу отбивался, говорил, что с собранием-то, конечно, бог с ним, но на следующих инстанциях же что-то спросят, может хоть выучишь... Но где я и где "выучишь", Гриша-то понимал. Потому - подписал.
Следующим пунктом было - как оно там называлось не помню, помню только, что туда я тоже не пошла, а с той же просьбой подкатила к комсоргу школы Паше Гольдштейну.
А уж с подписью Гольдштейна надо было идти (и этого уже было никак не избежать) в райком Ленинского, прастигоспаде, района. Девятый класс успел уже закончиться, но нас пугали, что при поступлении плохо смотрят на тех, кто вступает в комсомол в 10 классе, и мы с Гуглиным пошли сдаваться летом. Это называлось собеседование перед бюро. Собеседник вогнал нас в ступор вопросом "кем является пионерия для комсомола?"
- Младшим братом? Верным помощником? Четвероногим другом? Хотите угадать? Мы не угадали. Нам велели прийти через неделю.
Через неделю мы с Сашкой нарисовались у запертых дверей того же кабинета.
- А NN NN-ыча сегодня не будет, - сказала нам проходившая мимо комсомолка.
- Ой, а как же? А что же? А же наши бумаги же там? А сегодня бюро! - запричитали мы. Ну, ей богу, не все же лето тратить на это мероприятие.
- А вы прошли собеседование? - спросила комсомолка.
- Да! - честно соврали мы.
Она открыла кабинет своим ключом и взяла наши бумаги. Так мы попали на бюро райкома. Сашка что-то таки ответил, а я, разумеется, этот этап тоже провалила.
В следующий мой приход не очень помню почему, но вопросов мне уже не задавали, видимо всем хотелось в отпуск. Они просто удивленно воскликнули: "Рабинович, это опять ты?!" И выдали мне путевку в светлое Ленинское завтра.
Не могу сказать, что этот пост должен называться "как меня не взяли", скорее наоборот "как меня взяли несмотря на", но что выросло.
yulkar: (Еж)
Однажды у нас в классе происходило срочное комсомольское собрание. Комсомольский суд судил нарушителя дисциплины, пойманного честными старушками и отведенного к честному менту. Нарушитель обкрадывал Советское государство посредством кидания в автомат газированной воды вместо одной копейки - специально выпиленной с этой целью круглой железяки. Бабушки предположили, что железяк было больше одной и государство пострадало на сумму, равную количеству выпитых стаканов газировки умноженному на одну копейку за вычетом стоимости железяки.
На волне вдруг захлестнувшего всех патриотизма я чуть было не сказала, что сегодня это одна копейка, а завтра он выпилит кружок побольше и выпьет с сиропом! Но Танька Воробьева вовремя спросила меня: а не ты ли вчера проходила в метро вчетвером по двум проездным?
Комсомольское собрание в итоге вынесло решение, что нарушитель так больше никогда не будет в присутствии честных бабушек, а долг государству - вырастет, выучится и отработает.
yulkar: (Еж)
Про эту работу можно рассказывать долго. Попробую отфильтровать.
Называлась моя должность (вдохните побольше воздуха) "технический секретарь ученого совета, лаборант лаборатории общих проблем дефектологии в союзных республиках и зарубежных странах НИИ Дефектологии АПН СССР" (выдыхаем). Руководил этой прекрасной лабораторией Вадим Егоров. Да-да, тот самый Вадим Егоров. Лаборатория и это дивное название были придуманы специально для того, чтобы можно было путешествовать с концертами по союзным республикам и... ну это уж как получится. Под крылом у барда пригрелись не только переводчики, но и разные работники, которых по каким-то причинам нельзя было приписать к лабораториям слепых, глухих, хромых и прочих, в том числе и наш "орг. отдел". В свободное от трындения на лестнице и от печатанья на "Оптиме" в пяти экземплярах Ежи Леца и Галича - время я занималась подготовкой ученых советов, причем не только машинной писей планов и протоколов защит диссертаций, но и добыванием кворума для заседания. На кандидатских защитах с этим проблем обычно не возникало, а вот из докторского совета время выкосило ровно столько членов, сколько своим бессовестным отсутствием еще не нарушали кворум. Поэтому все оставшиеся древние доктора, если у них еще прощупывался пульс, должны были быть принесены (в прямом смысле этого слова) в зал заседаний. И вот, за час-полтора перед защитой лаборантки (это не называлось секретарши) тех лабораторий к которым приписаны бабушки, брали такси и отправлялись каждый за своей. Я ехала за бабушкой, которая почему-то ни к какой лаборатории не была приписана. И вот довожу я свою до этажа, стою и с волнением смотрю как моя бабуля семенит по коридору дойдет - не дойдет... подходит ко мне Наташка из лаборатории логопедии: "Слушай, так твоя еще сама ходит!"
Вы, конечно, интересуетесь, как же они чтали диссертации? Да никак не читали. А как же тогда голосовали? Да единогласно голосовали, чо. Кроме одного раза.
Однажды у нас защищалась дама из очень союзной республики. Настолько союзной, что в ней еще не было ни одного доктора дефектологии. И на нее поступила анонимка. Ну как - про что? Ясно про что. Что "пока ее верный муж там в очень союзной республике, она тут в Москве... ну мы точно не знаем, но видели ее с каким-то мужчиной". Ну и значит надо ее прокатить! А то как же это у нас в союзной республике будет один доктор - и тот морально неустойчивый? И тут те из бабушек, которые верные ленинцы, сказали: мы прочтем и найдем к чему придраться. Не говорить же честно, что нам просто завидно. А те, которые еще Керенского помнили, сказали: нет, мы за правду! Мы докторские даем за работу, а не за... ну вы поняли. Но оказалось, что у ленинцев задача была куда более простая. Никто не знает, что писали в других докторских диссертациях, но эту прочли все, даже я. Называлась она "Особенности социальной адаптации умственноотсталых в одной очень союзной республике". Социальную адаптацию диссертант решила измерять в весьма спорных единицах: "количество унитазов на душу населения" (для удобства назовем их УДН). Вся работа состояла из графиков роста УДН начиная с 1913 года, корреляции УДН и степени умственной отсталости, диаграмм распределения УДН по регионам совсем не маленькой очень союзной республики... Короче, керенцы победили ленинцев с очень маленьким счетом, но на обратном пути в такси рыдали, что если б не эта анонимка, они б тоже проголосовали против. А так - что о них бы подумало прогрессивное человечество?!
Это был самый длинный протокол ученого совета, который когда-либо печатала моя "Оптима".
Кстати об Оптимах. Это, я вам доложу, был уже вовсю 1986 год. И тем не менее каждый праздник, когда институт закрывали на несколько дней, все печатные машинки стаскивали со всех лабораторий в "первый отдел", закрывали и опечатывали дверь, чтобы ни дай бог кто. Однажды Вадим Владимирович Егоров выступил на каком-то предпраздничном собрании с передовой инициативой. Во времена гласности и перестройки, сказал он, когда напечатали уже даже Солженицына, какой крамолы мы боимся в пяти экземплярах, из которых последние два - нечитаемы?
Все поаплодировали, разошлись по лабораториям и потащили Оптимы в первый отдел. Ну и что, что Солженицын? Его ж не на наших машинках печатали... а поди знай, долго ли она еще - эта ваша перестройка.
yulkar: (Еж)
Когда деревья были маленькие, а компьютеры большие...
На первую мою работу, после того как я не поступила в институт, меня устроил любимый наш классрук - Алексей Евгениевич. Это был какой-то ВЦ при Министерстве просвещения. Он был в пятиэтажном школьном здании и спортивный зал сверху донизу, включая подсобные помещения, занимали две ЭВМ (вы еще помните, что это так называлось?). Одну звали ЕС-1022 - с 200 (извините) К оперативной памяти, а другую - ЕС-1044 - это вообще мыслительный гигант был, аж с 400 К. Этот зал и была моя вотчина. Должность моя называлась "оператор эвм". Я вставляла огромный диск в дисковод, нажимала на главную кнопочку и еще что-то писала в компьютер. Если писала не то, он говорил мне обидное: "оператор инвалид". Помню бывали программы, которые считали два дня или даже больше. На ночь ее оставался сторожить какой-нибудь дежурный оператор. А бывало и программист сам так беспокоился за свое детище, что тоже приносил в спортзал раскладушку. Как-то порой нехватало чтобы откуда-нибудь урчал кадавр желудочно неудовлетворенный... Так прошел год. Следующая работа была подинамичнее. Расскажу потом.
yulkar: (Default)
[livejournal.com profile] kreina57 напомнила, а [livejournal.com profile] kramian развила ее мысль:
"Оказывается, сегодня юбилей (85!) замечательной Нины Евгеньевны, многолетнего директора нашей школы. Я думаю, если все ее ученики ее сегодня вспомнят и пожелают ей всяких благ, то это будет хорошо!"
И вспомнила прекрасное:
Это сумасшедшая школа, здесь все, все ненормальные!

Мне вот что-то ничего не вспоминается, кроме такой сцены: по коридору летит летающая тарелка. Нина Евгеньевна выходит из кабинета, ловит тарелку, отправляет ее дальше по коридору и невозмутимо продолжает свой путь.

На нашем 20-летии выпуска в 2005 году:


Долгих лет жизни Вам, Нина Евгеньевна!
yulkar: (Default)
Получила от [livejournal.com profile] lapushka1 год - 2001, и вот под катом 5 событий. Ненавистники флешмобов крутят ленту дальше, навистники же могут в комментах получить от меня год и в своем журнале вспомнить 5 событий.
осторожно - флешмоб )
yulkar: (Default)
Армения. Лето. Год семьдесят-какой-не-знаю.
yulkar: (Default)
Не знаю где, не знаю когда: может р.Нерская, год так 1982-й, майские праздники.


Забавно представлять, какие вслед за мной продираются ученые и врачи.
yulkar: (Default)
Прибалтика, Игналинские озера, год - 81-й, байдарочный поход, обнос, я "везу байдарки":


и еще от туда же )
yulkar: (Default)
21 июня 1975-ого года
Мой День Рождения на Кольском

И подарки!! Страшная желтая дудка, берестяное ведерко с ягелем, синий в оранжевых пятнах тигр, слепленный из глины Дядей-Адей, миска сгущенки с какао, олицетворяющая пирог и отдельно свечки - не топить же их в сгущенке!
yulkar: (Default)
Приехали родители. Прямо перед отъездом на них из книжной полки выпал сверток со странной надписью:
"1. МИИТ 83, Супер.
2. Слет 37, 57-ая школа, осень 83, Фредгейм."
Оказались, разумеется, негативы. Причем - Смусевые.
Мы их отсканировали - ничего так вышло:



Ну, кто из этих людей Супер, а кто Фредгейм - я, конечно знаю. И, хоть на Супере и написано ББС, но верю, что это все же слет МИИТ, а не 37. Но вот мне интересно - кто там остальные и на каком они слете

А еще - вдруг кто из одноклассников помнит: был какой-то слет 37 (первый наш), на который мы пошли, несмотря на. Это не наш девятый класс? Не осенью 83-его было? Хотя чо, со Смусем я все-равно познакомилась только в 84-ом. Но могло бы быть красивым дополнением к семейной легенде.
yulkar: (Default)
19 августа 1991
Тель-Авивский универ, медицинский факультет, подготовительное отделение.
Первая пара - иврит. Радио (откуда взялось, не знаю - может кто из студентов притащил) посреди аудитории громко вещает новости на изучаемом языке, студенты с преподавателем столпились вокруг, переводят друг-другу непонятное - спонтом мы тут иврит учим. Каждого входящего опоздавшего хором по-русски ошарашиваем новостью и он прилипает к радио. Помню, входит один.
- Ты слышал что....?
- Слышал! - гордо перебивает тот. - Мики Гурдус еще раньше российского радио передал!
Тут надо сказать, что дом Мики Гурдуса из-за несметного числа понатыканых в него антен похож на ежика. Если Ельцин позвонил Горбачеву, то первым об этом узнает Мики Гурдус, а уж потом сам Горбачев.
Следующей парой был английский.
- Я понимаю, - сказал преп самым трагичным голосом, на который только способен английский язык, - что вы сейчас не можете заниматься, по этому домашнего задания, конечно, не будет. Если кому-то надо выйти покурить, то соседняя аудитория в вашем распоряжении.
Тут неожиданно оказалось, что курить срочно надо всем, включая беременных и кормящих, и мы гудящей толпой утекли дымить в соседнюю аудиторию, бережно неся радиоприемник и оставив доброго препа в одиночестве сочувствовать нам на английской мове.
Честно не помню, что было в следующие два дня. Думаю, мы просто сидели дома у телевизоров.
yulkar: (Default)
тут и тут
Ну и я тож:

Справа налево: [livejournal.com profile] abrab, [livejournal.com profile] yulkar, [livejournal.com profile] boooms, Дикая Собака Тинька.
yulkar: (Default)
- До 7-ого класса я получала за сочинения стабильно 5/2 - 5 за содержание, 2- за грамотность.
- Начиная с 7-ого класса - только 2/2
- В 10-ом классе у меня был неуд по поведению
- Вовка, староста класса, сказал про меня и еще одного кадра: у нас нет отстающих! Они не отстающие, а просто трудоноуспевающие.
- Моих родителей вызывали в школу за 6 подряд двоек по истории. Папа [livejournal.com profile] abrab так напугал историчку, что она каждый раз, начиная говорить привычную фразу "у тебя же такие интелигентные родители..." осекалась на полуслове.
- Д.з. по химии я не делала ни разу в жизни. То единственное, которое я предъявляла химичке каждый раз, когда она проходила по рядам и проверяла тетради - я списала.
- Школьные учебники по физике я прочла первый раз перед экзаменом. Все. Точнее те, которые успела. Оказалось, даже интересно.
Хотела еще кучу всякого вспомнить, проглядела таг "воспоминания", а оказалось я уже обо всем писала, а о некотором даже не один раз - и про то, как прыгала от радости, что решила задачку, стукнулась головой об полку и получила сотрясение мозга.
И про выпускное сочинение тоже...
Вы же, небось, тоже писали?
Накидайте ссылок про всякие школьные глупости?
yulkar: (Default)
А еще я:

Собирала грибы ночью
Сломала два пальца на уроке фортепиано
Училась фехтованию, вокалу, рисованию, танцам верховой езде и хорошим манерам и каждого примерно по два урока
Плела лапти
Засыпала во время строительных работ на стройплощадке
Продавала евреям воду, не зная иврита
Праздновала день рождения мужа в противогазе
10 часов подряд в аэропорту читала книжки купленные там же
Ездила по детскому билету в электричке до 10 класса и по школьному - до конца института.
Проходила в метро, показывая мороженое, а в Эрмитаж - московскую метровскую карточку.

потом еще 10 придумаю
yulkar: (Default)
Неужели, я уже все рассказывала?

Тогда старые байки, аж еще в 2004 году запостенные, достану из закромов:

***
А вы помните, как вас принимали в пионеры? А я помню: меня принимали в школьной раздевалке, рядом с висящими на веревочках мешками для сменки. Самых лучших - принимали в Музее Ленина, нормальных - в актовом зале, а хулиганов, ну, вы меня поняли...
***
А однажды на пионерской линейке посвященной Дню юнного героя антифашиста в пионерлагере, во время минуты молчания меня укусил слепень. Я долго терпела, но когда терпеть больше не было сил, я заорала на всю минуту молчания. После линейки пионервожатая собрала весь отряд:
- Рабинович, ну скажи, почему никого слепень не укусил, а тебя укусил?

***
А еще в прошлом году я рассказывала, как совет пионерской дружины не пропустил меня в комсомол:

Я все выучила, все эти бессмысленные заклинания, про то что горн - это символ, а знамя - инструмент... или наоборот? или это про барабан? ну, короче, тогда я это помнила. И все рассказала. И тут председатель совета дружины меня спрашивает: "А как называется наша школьная пионерская дружина?" Знаете ж, ведь у них всегда были какие-то очень логичные имена, вроде "Звезда" или "Юные ленинцы", но я к тому торжественному моменту еще не успела постичь эту логику, посему честно сказала "А хрен его знает!". И тут весь этот совет дружины начинает отчаянно махать руками, тянуться куда-то вверх... "Полет?" "Костер?" "Дымок?" - пытаюсь разгадать я эту пантомиму, но тщетно.
Оказалось, что руками они показывали, что название это большими буквами написано ровно у них над головой. Но так как сказали мне это, уже выйдя из Пионерской комнаты, то я так до сих пор и не знаю, как же оно там называлось.

***
А галстук - да, я забывала надеть в самый ответственный момент. Например в 4-ом классе я перешла в новую школу, но почему-то со второго сентября. И вот прихожу я, спрашиваю где четвертый-бе, а мне говорят: "Девочка, тебе, наверное, в третий? Ты ж еще не пионерка!" А я им - "Да вот же! У меня и пламенное сердце значок, - говорю, - есть". А они, мол, без галстука пионеров не бывает! А усы и подделать можно значек, небось, на улице нашла.

Вроде, про пионерлагерь я не рассказывала (ну кроме слепня). Про зарницу, например? Или рассказывала?
А расскажите-ка лучше вы что-нибудь пионерское?

Ну и каррент мьюзик традиционно стянут у Игоря Белого

June 2017

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
1819202122 23 24
2526 27282930 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags