yulkar: (Еж)
Но что страннее, что непонятнее всего, - это то, как авторы могут брать подобные сюжеты. Признаюсь, это уж совсем непостижимо, это точно... нет, нет, совсем не понимаю. Во-первых, пользы отечеству решительно никакой; во-вторых... но и во-вторых тоже нет пользы. Просто я не знаю, что это...
Нос. Н.В. Гоголь


В четыре прекрасных дня у одной дамы, для простоты назовем ее Гертрудой Вениаминовной, пропало обоняние. Дама сначала даже и не расстроилась: подумаешь, не аппетит же, или, к примеру, муж... Но спалив тринадцать пирогов, восемь утюгов и три явки, Гертруда Вениаминовна вступила на тропу поисков. Она заглядывала во все помойки, запахом духов доводя до обморока местных котов. Она обошла все бензоколонки и парфюмерные лавки. Она ездила в общественном транспорте в час пик... Но даже тени обоняния не промелькнуло.
Тогда Гертруда Вениаминовна специальным комплексом упражнений начала развивать в себе шестое чувство. Ну то есть теперь уже пятое. Чувство нарастило бессмысленную мышечную массу, не способную вовремя вынуть курицу из духовки. И вот когда Гертрудой Вениаминовной с тыла начало овладевать отчаяние, в дверь позвонили.
На пороге стояло оно. Да, безусловно это было обоняние. Сложно было не узнать его по клетчатым брюкам и не по росту короткой гоголевской Шанели, но легко было не узнать его по запаху, особенно человеку, от которого оно так неожиданно ушло на долгие несколько месяцев.
Они сели за уютный кухонный столик: оно - такое острое, и она - такая тупая. Она заварила яблочный чай с одиннадцатью палочками корицы, горстью гвоздики и пятью сухими цветками аниса, налила две чашки и... И вдруг почему-то стало совершенно понятно, что обоняние вернулось навсегда. Гертруда Вениаминовна вылила содержимое чашек в раковину, вытерла вонючей тряпочкой со стола пролитые в спешке капли пряной корицево-анисовой жижи и распахнула окно. Боже, там опять прорвало канализацию! Жизнь вернулась в привычное русло. Гертруда Вениаминовна сидела на кухне одна и блаженно улыбалась. В духовке догорал четырнадцатый пирог.
yulkar: (Еж)
- А я слыхал, что цветочные магазины постепенно закрываются: спроса нет.
- Еще бы! Когда можно не вставая с кровати, мобилой послать любимой на 4d-принтер...
- Ну не скажи! Все-таки держать в руке свежий букет... и листья подругому шуршат, и запах...
- Просто надо тюнер запахов менять когда лампочка загорается. И цветной тоже. Тогда не будут получаться голубые розы на синем стебельке, пахнущие манной кашей.
yulkar: (Еж)
Для проекта 114 в Заповеднике Сказок
***
1
- Бабушка, а что это сейчас сверкнуло?
Бабушка поправила Ланкино одеяло.
- Это зарница.
- Игра?
- Нет, Ланочка. Зарница - это молния без грозы. Или гроза где-то далеко. Если посчитать секунды от молнии до грома, можно даже узнать - как далеко.
- Но грома все нет?
- Значит очень-очень далеко, не волнуйся, детка, спокойной ночи.
- Спокойной ночи, бабуль.
Бабушка вышла и закрыла за собой дверь.
"Очень-очень далеко"! Куда уж дальше: в доме напротив! Ланка прислушалась к бабушкиным шагам: уходит... Она вскочила с кровати и подбежала к окну. Сейчас будет еще вспышка. Их всегда бывает несколько. Главное - успеть заметить в каком окне! Ну что ж ее нету? У Ланки зачесалась нога внутри тапочка. Но нет! Нельзя наклоняться! Нельзя отвлекаться! Только бы не пропустить... Только бы не пропустить... Вот она! Да-да-да, так и есть! Ланка так и думала! Это окно Витькиной спальни! Ну, Витечка, завтра ты мне все расскажешь!
***
- Вить? - глаза у Ланки были хитрющие, Витька сразу заподозрил неладное. - На минутку?
Витька огляделся, не видят ли мальчишки.
- Чо надо?
- Ты ведь не хочешь, чтоб я рассказала Марии Станиславовне, что ты ночью что-то взрываешь?
- Я не взрываю, что за ерунда!
- Да? А что у тебя вспыхивает в спальне каждую ночь? Скажешь лампочка?
- Шпионка!
- Так я пошла к Марии Станиславовне?
- Что ты хочешь?
- Расскажи мне, что у тебя за вспышки, и я отстану.
- Это секретные опыты...
- А говоришь: не взрываешь.
- Ланка, послушай, это совершенно не интересно. Мне подарили набор юный химик, ну и я немного перехимичил.
- Витечка, я тоже хочу похимичить, у меня даже две бабушкины колбы есть, можно я сегодня ночью приду? Пожааалуйста! Я тебе смс пришлю, когда буду у двери, ты мне тихо откроешь - никто не услышит.
- Да не услышит-то - это верно... мои уехали почти на месяц, а тетка в девять вечера всегда сваливает к себе спать...
- Ну-у?
- Это ж не простой эксперимент...
- Ну-у?
- Секретный... Я не могу...
- Так я к Станиславне?
Если честно, Витьке давно нужен был помощник... Он, разумеется, не думал, что это будет девчонка, но раз уж так... да и к тому же, если выбирать из девчонок, то лучше пусть Ланка. Нет, не влюбился, конечно, но она такая... какая-то... ну, не такая как другие.
- Ладно. Приходи. Только чтоб никто!
- Могила!
- И слушай, раз уж ты придешь... колбы не надо, у меня у самого в наборе три штуки, а вот у тебя есть ртутный градусник?
- Какой?
- Ртутный, без кнопочек который, стеклянный такой? Погоди, ща картинку нагуглю. Во! Вот такой. Есть? А то у меня все дигитальные.
Витька показал картинку на мобильном.
- У бабушки есть.
- А она даст?
- А я спрошу? Короче, договорились: я в десять у тебя с градусником.
(продолжение - 2)
yulkar: (Еж)
Для Дня музыкальных сказок в Заповеднике
Трек 5

Ну и дождь! Хозяин собаку на улицу не выгонит! И вдруг он. Откуда только взялся? Забежал под козырек автобусной остановки, сложил свой огромный черный мокрый зонт и уселся рядом.
- Девушка, разрешите с вами познакомиться?
- Знакомьтесь, пожалуйста, Сергей Федорович Смирнов, руководитель отдела информации, если вам больше нечем заняться.
- А..а... а откуда вы...
- У вас на бейджике написано.
- О, черт! - Сергей Федорович сдернул бейджик с лацкана пиджака и сунул в карман брюк.
- Ну, что же вы замолчали? Знакомьтесь?
- Ну, это, ну как вас зовут? - Сергей Федорович заметил, что краснеет, но сделать с этим ничего не смог.
- Э, нет, уважаемый Сергей Федорович, вы предложили, вы первый и рассказывайте о себе.
- Так что же я теперь расскажу, вы уже и так все...
- Все ли? Вот к примеру, если поделить людей на собак и кошек, вы кто будете?
- Я? - Сергей Федорович почувствовал, что шерсть на загривке начинает подниматься. - Пожалуй, собака. - Он улыбнулся, слегка оголив клыки. - А вы, наверное....
Собеседница выгнула спину, зашипела и, взмахнув серым пушистым хвостом, метнулась прямо на проезжую часть. Вот сумасшедшая! Сергей Федорович ринулся за ней, придерживая рукой полы пиджака. Но какое там! Она перебежала дорогу и молнией взлетела на дерево.Такую разве догонишь?
- Хорошо, что дождь кончился, - думал Сергей Федорович, рыча и ожесточенно скребя когтями древесный свол. - Надо бы зонтик на остановке не забыть.
Дама сидела на ветке и безмятежно облизывала левую лапу. Сергей Федорович полаял для приличия.
- Кстати, меня Лена зовут, - мяукнула дама.
- Знаете, Лена, если захотите нормального человеческого общения, а не это вот, - он кивнул в сторону дерева, - я каждый день этой дорогой с работы возвращаюсь примерно в это время.
- Серёооожа, - ехидно мяукнула она.
- Кокетка, - прорычал Сергей Федорович, медленным безразличным шагом перешел дорогу, забрал на остановке черный зонтик и чинно удалился.
- Придурок, - прошипела Лена слезая с дерева и оправляя юбку, - какое с тобой человеческое общение?
(продолжение может быть следует)
yulkar: (Еж)
Давненько не брала я в руки шашек
К юбилейному 110-ому проекту в Заповеднике

С тех пор как слесарь-сантехник Водолеев заменил трубы на медные (пластиковые - это вчерашний день! Вы же не хотите пить ту химию, которую они выделяют в горячую воду?) в кухне Светланы Федоровны раз в месяц-полтора стали появляться обгорелые и мокрые личности. Они вылезали из раковины, аккуратно раздвигая грязные тарелки, испуганно озирались и присаживались на табурет. Светлана Федоровна их жалела. Она обзавелась мужским трикотажным безразмерным тренировочным костюмом, коий (разумеется после чая с печеньем) выдавала бедолагам, взяв с них обещание к вечеру же вернуть. Где и как эти погорельцы-утопленники доставали себе в незнакомом городе штаны и рубашку, Светлана Федоровна не спрашивала: главное - не заигрывали казенные треники. Но в этот раз посетитель выглядел необычно. Точней даже не так, а как раз наоборот - он выглядел слишком обычно: обуглившиеся кое-где джинсы и кроссовки нью балланс, серая от сажи с водой футболка с надписью "Vodka connecting people"... ни шлема с мечом, ни косоворотки с шароварами...
- Светлана Федоровна, - Светлана Федоровна поставила на стол чайник и две чашки (обычно-то она не представлялась, да и чаевничать с незванными гостями не садилась), - для вас просто Света.
- Для "нас" и "Светлана Федоровна" как музыка после Василисы Полуэктовны. А меня Иваном зовут.
- Да я уже в курсе, - махнула рукой Светлана Федоровна и, заметив удивление в глазах нового гостя, поспешила пояснить, - вас всех так зовут.
- Ну я приблизительно так себе и представлял. Не блещут фантазией наши сказочники, ох, не блещут.
- Какие такие сказочники? - Светлана Федоровна разлила чай по чашкам и пододвинула гостю вазочку с конфетами.
- Которые нас пишут. Вот возьмите Эзопа, Лафонтена и Крылова. Вроде одно и то же писали все трое, а разница все же есть. И характер другой, и на другом языке говорят... и теперь ходят по миру три лисы, жуют зеленый виноград. Одна из них, заметьте, по России ходит, лозу ищет высокую, что твоя мичуринская клубника. Встретил ее недавно - исхудала на таких-то харчах.
- Ну лис три - это хоть понять можно. Но Иваны-то эти в моем водопроводе в таком количестве откуда завелись?
- Видите ли, милая Светлана Федоровна, нынче у нас каждый второй - писатель. Старый сюжет откопают, пару слов поменяют, фамилию свою напишут - и готова сказка. А раз фамилия на обложке другая, значит новому Ивану опять через огонь, воду и медные трубы. Огонь, воду - худо-бедно все как-то справляются, а вот медные трубы - это самое опасное. Много наших не вернулось...
- Да уж, мне ли не знать. Один вон у нас дворником работает - тоже из ваших, из Иванов. Полноват слегка, чуть мне кран не покорежил. Но дворник - старательный, ничего не могу сказать. И что за сказка? У меня, знаете ли Ваня, детей нет - я кроме курочки рябы ни одной сказки не помню.
- Это вам, Светлана Федоровна, несказанно повезло. Я свою рад бы забыть, да не могу. "В тридевятом царстве, втридесятом государстве жил был царь. И звали его, ну, скажем, Полуэкт. И была у него дочь, звали ее Василиса."
- Ах вот кто такая - Василиса Полуэктовна! И что же, всех царей зовут Полуэктами?
- Нет, только моего. Все остальные так и царствуют без имени.
- А почему ж это вашему так подфартило?
- Потому что автор мой Стругацкими увлекался.
- Извините, Ваня, что перебила. Вы рассказываейте, рассказывайте! "Звали ее Василиса".
- Да чего там рассказывать? Обычное дело. Стал я свататься к этой Василисе, а царь мне и говорит: достань, говорит, Жар-Птицу - отдам за тебя Василису.
- Что-то смутно припоминаю... Там вроде клетку было нельзя трогать.
- Да что там клетку, и птицу-то саму пойди тронь - истеричка хвостатая, пироманка неощипанная. И не напоминайте даже, Светлана Федоровна. Привез - и слава богу. Ну а царь, конечно, был бы не царь, если б свою Василису мне сразу отдал. Послал меня опять куда-то за три моря. И пришлось мне то вплавь, то верхом, то пешком... Ну потом вы и сами знаете, вынырнул тут у вас. Но знаете, что меня тревожит? Вот чувствую я, что сказка эта еще не кончилась, что сидим мы с вами на кухне попиваем чаи, а кто-то пишет и про конфеты вот эти в вазочке и про табуретки... и совершенно уже не важно, что мы об этом думаем, но все случится так, как ему захочется.
- Ой, не верю я в сказки. Да и где это видано, чтоб сказки про кухню, чай и табуретки? Не бывает табуреток в сказках!
- Наверное вы правы, я слишком мнительный, действительно глупо как-то - табуретки в сказке, но обжегшись на воде, знаете ...
Иван пододвинул свою табуретку поближе к хозяйкиной, Светлана Федоровна в знак одобрения положила голову ему на плечо. Медный кран подмигнул им красным горячим глазом.
Светлана Федоровна и Иван Царевич жили долго и счастливо и умерли в один день.
yulkar: (Еж)
Сказочка эта написана была для "песочницы Массаракша" и была немного подражанием, но так как ничего другого для последнего проекта Заповедника сказок не написалось, а в ссылках я запуталась, то выкладываю ее здесь.


Небесно-синий выглаженный китель Жана блестел начищенными пуговицами. Сигарета, скучающая между двумя его тонкими пальцами, давно потухла.
- Пьер, дружище! – произнес он вкрадчивым голосом, в котором без труда улавливались нотки раздражения, -
Тебе не хочется прогуляться на какой-нибудь другой улице?
- Только после вас, мон шер, - поправив не менее идеально выглаженный наряд и лихо подкрутив левый ус, парировал Пьер.
Взгляды их, слегка затуманенные утренним бренди, были устремлены в одну и ту же точку: на открывающуюся дверь небрежно побеленного дома. Дверь скрипнула, и в проеме показалось сперва прелестное личико, а затем и вся красавица. Небрежно откинув с лица русый локон, она достала из пестрой дамской сумочки губную помаду, наклонилась к дверному окошку, сделала пару точных мазков, потерла губой о губу, еще раз и, слегка прищурившись, оценила результат своих трудов, отраженный в потемневшем стекле. Выпрямилась, оправила кружева на своем пышном платье и остановилась в раздумье, как бы не замечая взгляда четырех карих глаз.
- Ах, хороша чертовка!
- Какие бедра! - произнесли Пьер и Жан почти одновременно, обожгли друг-друга быстрым гневным взглядом и продолжили наблюдение.
Красавица улыбнулась куда-то в пространство, отклонилась назад, странно скрипнула, и в проеме ее шикарных бедер показалось прелестное личико, а затем и вся девица, помладше и чуть пониже ростом, выпархнула и расправила округлые плечики.
Пьер торжествующе взглянул на Жана.
- Моя первая, - презрительно фыркнул тот шепотом.
Девушка локтем отпихнула старшую и пристроилась перед дверным окошком, доставая из сумочки поочередно – тени, тушь для ресниц, пудру и румяна. Довершив картину ярко-вишневой помадой, она застегнула сумочку и тоже замерла в задумчивой позе, картинно опершись на перила резного крыльца, не обращая, похоже, никакого внимания на шумно дышащего на другой стороне улицы Пьера.
Немая сцена продолжалась еще несколько минут. Пьер нервно теребил верхнюю пуговицу кителя, не решаясь, расстегнув ее, нарушить целостность наряда, Жан безуспешно пытался раскурить потухшую сигарету. Вдруг красавица помладше накренилась влево, скрипнула, и из-за ее бедер выглянуло маленькое игривое личико. Третья девица была розовощека и голубоглаза. Пухленькие ее губки дышали свежестью, но и она, поднявшись на мысочки, принялась прихорашиваться, глядя в импровизированное зеркало дверного окошка.
- Эта моя! – хором выкрикнули Пьер и Жан.
- Хранцузы!! – взвизгнули все три красотки в один голос и, подхватив пышные юбки, скрылись за дверью.
- Ну что ж, концерт окончен, мон шер, - Жан похлопал Пьера по плечу. Они еще постояли немного в надежде, что заветная дверь снова скрипнет, и, обнявшись, побрели вдоль по незнакомой улице.
***
- Светка, гадина! У меня тут армия Наполеона стояла, куда ты ее дела?
- А я Андрюхе подарила, мы с ним жениться собираемся!
- Лучше б ты ему своих матрешек подарила!
- Да нахрена Андрюхе матрешки, он же мужик!
- А если я мамке скажу, что ты говоришь слово «нахрена»?
- А я ей скажу, что это ты меня научил!
- Дура!
- Умный! Вон еще два осталось, не ори! А то я воспиталке скажу, что меня братик обижает, она на тебя психолога нашлет.
- Забери своих дур деревянных с поля боя! Солдаты! В атаку! Франция вас не забудет!
Светка ушла, хлопнув дверью.
yulkar: (Еж)
Часть первая

Часть вторая и последняя

Уси-Пуси достал планшет и набрал номер компании "Карл-сын и Ко".
- Але! - прозвучало из динамика.
- Василич, выручай! Помнишь, у тебя на складе учебный сборный макет крыльев валялся? Найдешь?
- А свои - пропил? Враги обломали?
- Не, мои на месте. Тут, понимаешь, одна дама...
- Ясно, - прервал Василич, - не первый год тебя знаю, слава богу. Ты как Эркюль Пуаро, находишь своих дам даже в отпуске. И за каких размеров спасибо я работаю? За большое или за большое-пребольшое?
- Ну, я думаю, тысячу вполне можешь попросить.
- Да там одного полиэтилена на две! Ладно, нарисую ценник на три. Когда доедете?
- Я надеюсь, что ее в порту шофер ждет, так что часов в девять вечера будем. И это... - Уси-Пуси замялся, - надо бы еще чтоб там бирка была с надписью "Карл-дан"...
- "Карл-дан", говоришь? Будет дан. И бирку нарисуем и ценник. Только сегодня чернила в принтере поменял. К девяти жду.
И из динамика раздались короткие гудки.
В порту Элеонору действительно ждал шофер. Уси-Пуси назвал адрес. Ехали молча. Элеонора волновалась и то и дело поправляла шляпку. Уси-Пуси с интересом разглядывал свой правый ботинок.
Василич открыл дверь с коробкой в руках.
- Вот, - не здороваясь, он протянул Элеоноре коробку, - последние остались, специально для вас отложил.
Элеонора благодарно кивнула, села на ближайшую табуретку и стала распаковывать свое богатство. Уси-Пуси разглядел аккуратно приклеенную бирку "MADE IN KARL-SUN&Co - KARL-DONE" и за спиной показал Василичу поднятый вверх большой палец. Элеонора вставила руки в лямки повертела плечами...
- Хороши! А летать-то как?
- Мадам! Вам же шашечки, а не ехать? - произнес Василич с каким-то даже вроде акцентом.
- Что значит? - Возмутилась Элеонора, - вон он же летает?
Она обижено кивнула в сторону Уси-Пуси.
- Ооон... - протянул Василич, - он - это годы тренировок, мадам.
- Так вы покажите, научите, я же деньги плачу и не малые! - в голосе Элеоноры послышались нотки обиды.
Уси-Пуси пожал плечами, но Василич бодро подмигнул ему, мол, не дрейфь, все под контролем.
- Садитесь, мадам. Да вот тут, на пол, да, можно по-турецки. Выберите точку прямо перед вами и внимательно на нее смотрите. Теперь закройте глаза и мысленно продолжайте на нее смотреть. Так, да. Теперь опустите глаза вниз. Перед вами пустота. Она постепенно заполняет всю голову, опускается в шею, заполняет плечи и руки. И вот они уже как пустые резиновые перчатки... Заполняет тело и ноги. Вы вся как большой воздушный шар. Вы медленно отрываетесь от земли и поднимаетесь...
Уси-Пуси охнул и прикрыл рот рукой: Элеонора, не развязывая завязанных по-турецки ног, сидя плыла в воздухе. Она поднялась на высоту человеческого роста, облетела полкомнаты, уселась на шкаф и открыла глаза.
- Молодой человек, подайте мне ручку, я выпишу чек, - крикнула она вниз со шкафа.
Уси-Пуси безмолвно выполнил команду, подождал пока Элеонора допишет и молча взял протянутые чек и ручку. Элеонора защелкнула сумочку и, все так же сидя по-турецки, не прощаясь вылетела со склада. Уси-Пуси продолжал стоять с ручкой и чеком, глядя в открытую дверь. Василич подошел и аккуратно вынул у него из рук чек.
- Американ Банк. Элеонора Голубь. - прочел он. - Летите, голуби, летите...
- Что это было? - произнес Уси-Пуси, выходя из оцепенения.
- Макет крыльев складной учебный, МК-12.
- Нет, ну это вот как? Восемьдесят кил, как бабочка?!
- Как-как...А я почем знаю - как?! Женщина! Ей сказали: летать модно - значит будет летать! Нам с тобой не понять... Давай лучше по пиву.
- Давай по пиву, - согласился Уси-Пуси и сел на табурет, расправив прозрачные крылья.
Два фея с многолетним стажем пили за женщин, которые могут вот так запросто... ну, просто потому что модно... эх... восемьдесят кил, как бабочка...а мы годами... а они... эх, давай по второй!
yulkar: (Еж)
К ДВМ в Заповеднике

Элеонора Голубь в розовой шляпе с огромными волнистыми полями полулежала в шезлонге на верхней палубе и смотрела на разбегающиеся веером волны.
- Что ж вы не на концерте? - донеслось с соседнего шезлонга, еще секунду назад точно бывшего пустым.
- Это не моя музыка... - не отрывая взгляд от воды, томно произнесла Элеонора и небрежно махнула рукой с огромным овальным перстнем.
- Да... Мне тоже нечего надеть... - отозвался голос, и Элеонора удивленно повернулась. В шезлонге сидел мужчина, мягко говоря, невысокого роста, но гладко выбритый и элегантно одетый. По округлившимся глазам собеседницы мужчина понял, что слегка переборщил.
- Извините, дурная привычка слушать мысли, а не слова.
- Вы, наверное, психотерапевт? - Элеонора смотрела с восхищением.
- Ну... Можно и так сказать...
- И вы, наверное, в отпуске! - Элеонора явно решила окончательно сразить собеседника своими дедуктивными способностями.
- Вы удивительно догадливы! Скажите, а вы тоже плывете на этом корабле? - съязвил мужчина, но Эленора, не заметив сарказма, доверчиво принялась рассказывать.
- Да, я купила недельный круиз по Средиземному морю: удачная цена, масса впечатлений, уютная одноместная каюта, жаль - сегодня заканчивается.
- А я взял кругосветное путешествие: немного дороже, но больше остановок.
Глаза у Элеоноры снова округлились, и собеседник понял, что если не поменять тему, еще пара таких шуток - и они вовсе выкатятся на палубу.
- У вас прекрасная шаль, очень вам идет, - сказал он.
- Спасибо. Здесь покупала, на островах. Один грек отдал мне всего за десять долларов. А у вас...
Тема, судя по огонькам в глазах Элеоноры, оказалась куда более удачной, и теперь ее взгляд скользил по одежде собеседника в поисках предмета для ответного комплимента, и остановился на... Да! Никаких сомнений! Это были крылья!
Тут, даже если вы не узнали его раньше, то, разумеется, сейчас догадались, что перед нами никто иной, как сам Уси-Пуси. Я могла бы этого и не объяснять, если б уважаемая Элеонора Голубь поинтересовалась, как зовут ее собеседника. И она, вероятно, так бы и сделала, если бы не крылья.
- А... это... А где? А как это? - прошептала она, когда к ней частично вернулся дар речи.
- Ах, это... - с явным безразличием протянул Уси-Пуси, - не обращайте внимания.
- Нет, простите! Как же не обращать? Такая вещь! Постойте, не говорите, я сама угадаю! От Юдашкина?
- От Карл-дана! - ни с того ни с сего вдруг брякнул Уси-Пуси первое, что пришло ему в голову.
- От Кардена?
- От Кардена крылья шьют только лохи. Настоящие крылья - только от Карл-дана! - отрезал Уси-Пуси, и для большей убедительности приподнялся сантиметров на сорок над палубой, повисел с полминуты и плавно опустился в шезлонг.
- Голубчик! Послушайте! За любые деньги! Достаньте мне это! Я в долгу не останусь! - глаза Элеоноры горели таким хищным блеском, что Уси-Пуси понял: он конкретно влип. Рассказывать ей сейчас, что он растил их много лет, объяснять про молочные и коренные, про добрые дела, фей и прочее - не поймет и не поверит. Подождать, пока отвернется, и улететь? Не спортивно. Да и до берега далековато. Хотя... О! Кажется, есть одна идейка.
- Обещать не могу, но постараюсь вам помочь. Вернусь в каюту, кое с кем поговорю по скайпу, встретимся вечером уже в порту, - заговорчески произнес он, еле сдержавшись, чтоб не пошутить про журнал "Огонек" или сигареты "Друг" с собакой на этикетке, и, не оборачиваясь, удалился.

(продолжение следует)
yulkar: (Еж)
Ко дню седой старины в Заповеднике Сказок
И немного к восьмому марта.

А мама говорит, что дедушка раньше был маленький, даже меньше меня, а потом вырос. И это очень смешно. Я иногда стою перед зеркалом и прикладываю к подбородку мочалку-бороду: как это - дедушка - и маленький? И бабушка была маленькая. И, наверное, вязала маленькими спицами маленькие носки, поправляя на носу маленькие очки. Мама говорит, что дедушка полюбил бабушку еще когда она была совсем маленькая. Как Ксанка. Ксанку я давно люблю. Мама знает: я ей на той неделе сказал. Сразу как полюбил. Только она слишком хорошая. Ксанка, в смысле. Поэтому ее любить сложно. Потому что хорошие девочки в тихий час спят. На прогулке я занят: я дрессирую червяка. За обедом Нинапална любить не разрешает. И на музритмике тоже. Вот и остается только тихий час. А если женщина спит - как ее любить? Хотя еще можно по дороге домой... но если мешком со сменкой, то мама ругается. А дедушка бабушку очень любит. Когда у бабушки болит голова, то дедушка охает так, как будто это его голова болит. И мы все охаем, потому что у дедушки болит бабушкина голова. У Ксанки тоже однажды болела голова. И я тоже охал. Но оказывается, никто не сочувствует мужчине у которого болит чужая голова, которую он только что полюбил мешком со сменкой. А когда у дедушки болит голова, то бабушка вяжет носок быстро-быстро, стучит спицами и ругается на нас так, как будто это мы все полюбили дедушку сменкой по голове. И я тогда стараюсь делать вид, что меня тут нет. Но если бабушка меня обнаруживает, то сразу заставляет мерить носок. А это очень неудобно, потому что там такие четыре спицы, из них получается квадратик. А нога ведь у меня круглая! Но бабушка мне не верит. Особенно если у дедушки болит голова. А когда ни у кого не болит голова, бабушка рассказывает мне сказку про зайчонка. Каждый раз новую. Например такую:
Жил был зайчонок. Однажды у него родилась маленькая сестричка. Зайчонку очень не нравилось, что сестричка все время кричала, и он решил заткнуть ушки ватой. А уши узайцев очень длинные, и поэтому нужно очень много ваты. Три грузовика три дня везли зайчонку вату со всех окрестных аптек. Три дня зайчонок запихивал вату в уши. И наконец - запихнул и лег отдохнуть в тишине. Но только он лег, как у него зачесалось правое ухо и он принялся вынимать из него вату, чтобы почесать. Три дня он вынимал вату из уха, а когда наконец вынул, услышал, что сестричка опять плачет. Зайчонок наклонился над ее кроваткой, чтобы сказать, что это безобразие и что так нельзя, но сестричка, увидев зайчонка, вдруг перестала плакать и заулыбалась во весь рот. И тогда зайчонок понял, что ей просто скучно. С тех пор, когда сестричка начинала плакать, зайчонок подходил к ней и просто улыбался. И она улыбалась в ответ. А из ваты они вместе наделали снеговиков.
А потом бабушка гладит меня по голове и говорит: "Спи, мой зайчонок". И я улыбаюсь, потому что я сам еще раньше догадался, что эта сказка про меня и Любашу. Когда я вырасту совсем большой и мне подарят двухколесный велосипед, я обязательно изобрету для бабушки большую таблетку, чтобы у нее никогда не болела дедушкина голова.
yulkar: (Еж)
Ко Дню сказок и картинок



Стоило Хозяину на минуту отвлечься, как Котофей ухватил за хвост самую крупную рыбину, ловко выдернул ее из ведра и скрылся с добычей в чулане.
Read more... )
yulkar: (Еж)
Пишу в Большой сказочный винегрет. Буду выкладывать маленькими кусочками, надеюсь не очень утомить. Для желающих познакомиться с прошлыми похождениями главного героя - ссылки:
Страшилка
Марина Сергеевна
Лазоревый шуршик
Фея Ягодного варенья
Попокрыл
Боковое зрение

О роли домашних мутантов в карьерном росте и улучшении аэродинамических свойств
- Не помешаю?
Средних лет низкорослый, лысоватый мужчина беспардонно подсел на скамейку.
- Не жарко ли в пиджаке-то?
- А вам какое дело? - огрызнулась девушка и вдруг расплылась в улыбке. - Ой! А я Вас знаю! Мы Вас проходили на курсах повышения квалификации. У нас лекция была о роли домашних мутантов в карьерном росте и улучшении аэродинамических свойств.
- Как, простите? - лицо мужчины заметно вытянулось, - роли кого? в улучшении чего?
- Ну как же! Вы же это... и попокрылов, и шуршиков... в хорошие руки... Вас же зовут Писи-Миси?
- Хм, - поперхнулся мужчина, - Уси-Пуси.
- Ну да, - радостно подхватила девушка, - Уси-Пуси! А меня Мария зовут.
- Редкое по своей адекватности имя для нашей специальности.
- Попина. Мария Попина.
- Ну, ничего так, с юмором...
- И с претензией. Вы бы знали, сколько я зонтиков переломала, пытаясь с их помощью...
- Улучшать аэродинамические свойства, - закончил Уси-Пуси. - Так я не ошибся: у вас там под пиджаком - крылья?
- Ну... Если ЭТО можно так назвать...
- Что, не растут? - посочувствовал Уси-Пуси.
- Э-а, - Мария помотала головой.
- А если зубной феей начать? Вроде не сложно?
- Не сложно?! Вам, мужчинам, легко говорить... А как? Позвонить ночью в домофон, сказать "Здравствуйте, я зубная фея"?
- Даа... Задачка: без крыльев не попасть в дом, не попав в дом - не отрастишь крыльев... Послушайте, Маша, а давайте я вас подсажу? Есть у вас на примете какой-нибудь недавно расставшийся с зубом юнец?
- Есть! Сережа с пятого эта... Ой! А на пятый этаж вам не трудно?
- Так мы с крыши! А до крыши - на лифте.
- И правда. Как я сама не додумалась?
- Ну, тогда - в одиннадцать на крыше?
- Тогда - в одиннадцать на крыше!
(продолжение следует)
yulkar: (Еж)
(часть первая)
(часть вторая)
(часть третья)
(часть четвертая)

- Нууу?!! - встретил дружный хор возвратившуюся четверку.
- Нихрена, - кратко обрисовал ситуацию Синельников.
- Никакой пользы от ведьм, - заключил Митя, - всегда знал.
- Просто она случайные колдовства не расколдовывает! - встала на защиту своей протеже Таня Блох, - их можно только случайно расколдовать!
- А ты и поверила! Она - шарлатанка, небось, не ведьма никакая!
- Так чо? Может Синельников прав? Сдать их...
- А там их кто нечаянно расколдует!
- Или потом, когда купят, домой принесут...
- Нормально! Ешь ты мясо, как приличный, ножом и вилкой и тут - оба-на! У тебя в тарелке Буравчик!
- Ну все лучше, чем Эсге на руке.
- Надо их в какое-нибудь людное место!
- Ну говорю ж: в антикварный магазин!
- А вдруг через витрину колдовство не проходит?
- Так! - остановил гвалт староста, - План таков.
- План случайного расколдовывания, - хихикнул Синельников.
- Между прочим, из за тебя весь сыр бор, так что не перебивай!
Синельников только пожал плечами. Гришин вынул из кармана географичку с физиком, положил их на стол рядом с математичкой и продолжил:
- Не расходимся пока не расколдуем: домашку делаем, трепимся, пулю расписываем, в айфоны пялимся - главное: не молчим и на них, - Гришин махнул рукой в сторону стола с вазой, браслетом и вилкой, - внимания не обращаем.
- А меня дома ждут?
- Подождут! У меня всё.
- Вольно! - закончил за старосту Синельников.
Народ достал мобильники.
- Мам, я сегодня поздно, у нас тут собрание...
- ... мы тут стенгазету...
- ... Митя заболел, я ему домашку...
- ...ну а я причем? Ты сама директору скажи...
Таня Блох открыла учебник математики.
- Зря стараешься, - хихикнул заглянувший к ней через плечо Кузнецов, - сдавать-то все-равно некому!
Светка, Марина и Наташка Хмельницкая вывалили содержимое косметичек на стол и уселись вокруг.
Кто-то достал колоду, кто-то жевал бутерброд, кто-то травил анекдоты... Староста ходил по классу и проверял точность выполнения его плана.
- Книжку убери. Или читай вслух.
- Начальник, а курить можно?
- Если человек идиот - это надолго.
- Если человек браслет, похоже - тоже.
Время медленно, но неумолимо текло к вечеру.
- А в тюрьме сейчас ужин... Макароны... - сострил кто-то.
Вдруг дверь открылась. В проеме стоял директор.
- Это что еще за народное собрание? Быстро все по домам! Светлана Григорьевна, Елена Станиславовна и Борис Вячеславович, зайдите ко мне в кабинет.
Дверь захлопнулась. Все ошарашено обернулись... Со стола сконфуженно слезали учителя: математичка поправляла юбку, физик помогал спуститься географичке... Они вышли, не обращая внимания на тридцать два открытых рта.
- Ну нифига ж себе, - крякнул Кузнецов.
- Расходимся. Спектакль окончен, - скомандовал Гришин.
- Э-эх, всю малину испортил, - вздохнул золотая-рыбка-Синельников.

Написано для ДАШ в Заповеднике.

Заповедник Сказок
yulkar: (Еж)
- ... и я хочу, чтобы вы выполнили эту работу не заглядывая в "гуглы" и "яндексы", чтобы отыскивали нужные книги дома и в библиотеке, чтобы не копировали готовый печатный текст, а написали бы самостоятельно, своими собственными словами. Работу сдавать написанной от руки. За помарки и грамматические ошибки оценка снижаться не будет.
По классу прокатился недовольный ропоток. Светлана Георгиевна постучала журналом по столу и вдруг.... исчезла! Исчезла прямо на глазах у всех! Журнал со странным звоном упал на пол. Класс притих. Первым из оцепенения вышел Кузнецов с первой парты:
- Здесь железяка какая-то, - крикнул он.
- Браслет, - уточнил склонившийся тут же рядом с ним над журналом Елисеев.
Класс столпился вокруг места происшествия.
- С полкило будет вещица! - присвистнул Синельников. - В антиквар надо снести, чо!
- Руки убери! - оттолкнул его староста Гришин. - Это вещь Светланы Георгиевны, понял?
- Какой, нафиг, Георгиевны! Ты хоть раз на ней браслет видел? - уже и не вспомнить кто это сказал.
Класс загалдел, как растревоженный курятник:
- Точно! Не носила Эсге браслетов!
- А чей же он тогда?
- Может, он заколдованный какой?
- Выкинуть его к черту? Вдруг он черная дыра и мы ща все исчезнем?
- Так! Ша! - остановил дебаты Гришин. - Я иду с этим к директору! Кто со мной?
- Прости, друг, - похлопал старосту по плечу Синельников, - я к лысому добровольно не хожу.
Класс заржал.
- Я с тобой!
- И я!
- И я!
Собралась делегация человек в семь. Остальные тоже поднялись на третий этаж, но остались ждать в коридоре.
- Ну? Чо лысый сказал?
- Сказал, что кто-то из нас ее нечаянно заколдовал в эту штуку, - почти шепотом произнес Гришин. - Короче, план действий такой: проверяем гипотезу. Сейчас каждый вспомнит все, что он произносил перед таинственным исчезновением Светланы Георгиевны. На математике, как только Елена Станиславовна скажет "здравствуйте-садитесь", все начинают тихо произносить все, что вспомнили.
- Грин! Ты гений! - Синельников пожал старосте свободную от браслета руку. - Ща превращаем Биссектрису в браслет и балдеем еще два урока подряд без математики!
- У тебя есть другой план?
- Зачем другой? Меня этот всем устраивает!
- Звонок! Заходим, господа колдуны!
- Хогвардс какой-то, ей богу!
- ШШШ! Биссектриса идет!
(часть вторая)
yulkar: (Default)
В одном городе жили два брат с сестрой. Жили они под именем Кай и Герда. Однажды мимо проносилась на носилках суровая Каралева, она была с нежной. Она заманивала в свои чертяги бедных детей и заманала бедного Кая. Все заплакали ему в санный след, даже завядущие розы. Заведующие? Завядлые! И тогда добрая Герда пустилась в тяжкие происки. Она шла-шла и в скоре нашла своего упертого брата. Он складывал кубики в слово коробка, но Герда была неиспугливая десятка и расколдобила чакры горячим поцелованием. Когда Кай стал совсем отмороженый, Герда взяла его в руку и они оправились восвои си. Там они долго жили, пожевали и добра нажевали. А добро всегда побеждает очень зло.

это я вот сюда опоздала
yulkar: (Default)
начало
выше
дальше
в перед
к цели

ЭТО КОНЕЦ

- Ой! Что они делают! Эй, уважаемые! Зачем вы засовываете мою цель в мельницу?
- Перемелется, мука будет!
- Какая-такая мука?
- Цельная!
- Зачем же мне цельная мука? Я ведь пока еще не Мери Энн? Или уже да? Никто, как ты думаешь?
- Алиса! Хватит болтать! Мы тут все ждем только тебя!
- Ура! Значит не Мери Энн! А куда это мы попали, и кто все эти люди?
- Мы? На мыборы. А эти люди - счетная комиссия.
- А зачем на них цифры?
- Комиссия называется счетной, если каждому ее члену можно поставить в соответствие натуральное число.
- Да, я что-то об этом слышала... А этот, который то встает, то садится - это наверное...
- Слово предоставляется преседателю счетной комиссии.
- О! Я так и подумала.
- Меньшинством голосов президентом избирается Алиса Плезенс Лидделл! Ей не был отдан ни один голос.
- Какие глупости! Избирают большинством голосов!
- А нам не нужен президент, который будет петь с чужого голоса. Тем более хором!
- Но я даже не знаю, президент чего?!
- А этого не знает ни один президент. И кстати, Алиса, а кому ты сама отдала свой голос?
- Я? Никому! Зачем же вам президент без голоса?
- О! Это как раз самый удобный вид президентов! Право голоса у президента - это рудимент устаревшей системы! Впрочем, как и лево голоса президента.
- Послушай, Никто, ну скажи ты им, что мне без голоса никак нельзя! Меня без голоса переспорит даже Мери Энн!
- Нет уж! Сама их придумала, сама и выкручивайся! Тем более, я здесь Никто, меня все равно не станут слушать.
- Сейчас я их убеждю! Убегу! Убежу? Послушайте! Человек без голоса - что крыша без крыл, что степень без корней, что коза без баяна.
Человек и голос - сплелись как колос!
Кто матери и патерю ценен навек?
Говорит человек, а слышится - голос.
Говорит голос, а слышится - человек!
Ой, а что это они? Заснули?
- Это ты их заворожила своей пылкой речью.
- И как же их теперь оттвораживать?
- Думаю - никак. Только переждать это творожное время.
- Что ж, придется теперь сидеть и ждать без цели и без миндального печенья... У-у-у-у... Я, пожалуй, вздремну пока, а ты меня разбуу...
....
- Уважаемая леди, просыпайтесь, пожалуйста!
- Ой, кто это? Никто?
- Почти. Кладбищенский сторож. Пойдемте, мне закрывать пора.
- Как же я уйду? Я же президент не знаю чего, а они там недооттвороженные...
- Я о них позабочусь, не волнуйтесь.
- Спасибо вам. Это так мило с вашей стороны! До свидания!
- До свидания двадцать седьмого января следующего года, леди.
yulkar: (Default)
начало
выше
дальше
в перед

К ЦЕЛИ

Вдруг кто-то железной хваткой схватил Алису за руку. И кстати, Никто, ты мог бы и сам произносить текст автора.
- Как же я узнаю, что говорить, если сказку сочиняешь ты?
- И этого огромного тоже я сочинила? Отпустите меня немедленно! И вообще, кто вы?
- Я гирижор хора хордовых! А отпустить - даже не подумаю! Признавайся, Алиса, ты взяла до второй октавы?!
- Я ничего не брала! Меня вообще тут не было! Может это они? Ой, какие смешные! Они хордовые, да?
- Бесхребетные! Если не услышат - до, совершенно не могут петь - после. Бестолковые! Беспаспоррртные! Безррработные!
- А это уже из другой сказки!
- Да? И ее тоже ты написала?
- Нет. Ее списал Алексей Толстой у какого-то Карло!
- Все тут ясно: Карл у Клары украл кораллы, Толстой у Карла украл сюжет, а Алиса у хора - до второй октавы!
- Какие глупости!
- И нечего дуться! А уж если дуешься - дуйся в дудку!
- Какая смешная дудка! И ни одной дырочки сверху. Она же совсем не дудит!
- Не дудит, потому что в ней была нота до второй актавы, которую ты взяла.
- Как? Только одна?
- Наши селекционеры разводят в каждой дудке по ноте, в крайнем случае - по две. Вот в этой - фа-соль, а в этой - ля-ля разводили. А в твоей - до. Дуй, не отвлекайся.
- Ушел. Странный какой-то гирижор... Интересно, он, действительно, гирями питается? Что-то я дую-дую, а звука все нет. Никто, как ты думаешь, долго мне еще дуться?
- Главное, ты вся в эту дудку не выдуйся.
- И тогда будут объявлять: "Выступает выдующийся музыкант Алиса!"
- Посмотри на себя!
- Ой! Я совсем худая! И все худею и худею! Я уже хуже Мери Энн! Мамочка! Я вдуваюсь в дудку! У-у-у-у ..Никогда раньше не бывала внутри дудок! Какая я теперь стала тонкая - как иголка! Зря они еще дырочек не провернули: такая темнота в этой дудке, хоть глаз выколи! Интересно, чем иголке можно выколоть глаз? О! Вот она - до второй актавы! Лежит себе спит!
- Уважаемая, проснитесь, вас все ищут.
- До?
- Весь хор с ног сбился, а вы тут просто спите!
- До-оо.
- Ну так я могу сообщить снаружи, что вы нашлись?
- До!
- Тогда я пошла. Счастливо оставаться. Ой, и упала в стог сена. Никто, ты здесь? Лучше б ты его мне подстелил, когда я падала из Англии. Надо мне скорее потолстеть, а то я тут совсем растерялась. Недаром говорят: легче иголке пройти сквозь верблюжье ушко, чем найтись в стоге сена. Никто, как ты думаешь, что нужно сделать, чтобы потолстеть?
- Думаю, что поесть сладкого.
- Что, и в сказке тоже?
- Думаю - везде.
- Скукотища! У тебя осталось еще то миндальное печенье?
- На. И кстати, ты можешь поесть немного и остановиться, а не толстеть до прежних размеров.
- Ага, а что же я буду делать со всем своим гардеробом? Звать соседей и носить втроем? Соседа слева вдевать в левый рукав, а соседа справа - в правый? К тому же - о! - вот оно и кончилось все, это печенье. А что это там за круглое полосатое?
- Ну, как же? Это же и есть твоя цель! Так, за едой и разговорами незаметно до нее и дошли.
- Мне надо непременно попасть в цель!
- Ты уверена? А вдруг там конец?
- Конец чего?
- Сказки, дитя мое, сказки...
- Ой, Никто, ты становишься похожим на Додо. И не надо меня пугать! Конец - так конец! Должна же я наконец узнать, что за сказка у меня получилась?

так конец?
yulkar: (Default)
начало
выше
дальше

Вперед:

Легко сказать вперед, а дорога-то в обе стороны! И в какую идти? Значит - надо найти цель! Потому что если идти без цели, то может оказаться, что вы все это время шли назад. Что-то нигде вокруг не видно никакой цели... А если без цели идти назад? Тогда ведь может оказаться, что я все это время шла вперед? Тогда в путь!! Хорошо, что никто не видит, как я пячусь.
- И очень даже прекрасно вижу!
- Ой, привет, Никто! Как хорошо, что ты появился! Но если ты появился, почему я тебя не вижу?
- А я как раз там, куда ты смотришь - сзади.
- Ура! Если ты сзади, значит спереди у меня зад, а сзади у меня перед! Теперь я точно знаю, куда надо идти! Разворачиваемся и шагом марш назад, то есть вперед! И тебя теперь вижу, особенно если внимательно неприсмотрюсь. Даже песня такая есть: "Не гляди назад, не гляди, Просто в переди нет Никто..."
- Странная какая-то песня...
- Да, наверное ее какие-нибудь странники писали. Есть у нас такие поэты-странники, пишут очень странные песни. Вот послушай:
Люди идут без цели,
Им, вроде, туда не надо,
И цели не надо тоже,
Лишь был бы длиннее путь...
Посмотри, Никто, какой странный дом! На нем написано "Работа" . И люди! Много людей! Целая толпа! Одни входят, а другие выходят! Пойду спрошу, что там. Извините, пожа...Пронесся мимо, как-будто меня тут и нет вовсе. Простите, любезнейший, вы не ска... И этот убежал. Что это они не хотят со мной разговаривать?
- Ты разве не видишь, они же спешат на работу! Ты бы лучше разговаривала с теми, у кого выходной.
- А где найти тех, у кого выходной?
- Это же очень просто: те, кто входят - у тех входной, а те, кто выходит - выходной.
- Интересно, что же там внутри? Я одним глазком загляну и...Нет, пожалуй, лучше двумя глазками, а то куда же я дену второй? Ой, смотри-ка, на дверях стоит какая-то коза с тремя рогами!
- Не коза, а служащий проходной! Вам надо на работу?
- Мне? Зачем? Я на пенсии давно!
- Ну тогда отойдите, не мешайте людям входить! Проходите, граждане, проходите.
- Уффф. Не пустили. Вот бы узнать, что они там делают!
- Ну, а ты, Алиса, когда ходила на работу, что ты там делала?
- Я? Ничего интересного. Самое скучное, что только можно придумать.
- Ну вот и они тоже делают самое скучное, что только могут придумать. Каждый старается найти себе дело поскучнее. А тем, кто не нашел, помогает Министерство скучных дел.
- Какая скука!
- Зато потом есть выходной.
- Да, я помню... А кто это кружится там за домом?
- Это наши круженики! Они круглый день за Работой.
- Без выходных? Бедняжки! Послушай, Никто, у меня есть еще один вопрос.
- Задавай скорей, пока не появился другой, иначе как ты будешь знать, на какой же из них я тебе ответил?
- Вот скажи, зачем этой козе третий рог?
- Так это же у нее такая трироготива - впускать и выпускать. Послушай, Алиса, ты не забыла еще, что ты шла к цели?
- Да-да! Конечно, к цели! Я, правда, не знаю к какой, но зато точно знаю, что она там! Скорее к цели!

К цели?
yulkar: (Default)
начало
выше
дальше:

Вот. Все ушли. Значит самое время заняться любимым делом. А какое, Алиса, у тебя любимое дело? Разумеется, сидеть и расстраиваться, как же ты располнела. Очень подходящая лужайка для такого важного дела! Садись, Алиса, не стесняйся. Располагайся поудобнее и начинай расстраиваться. А вот и пакетик с миндальным печеньем: он всегда сам появляется, как только вы начинаете расстраиваться. И кстати, раньше я всегда раздваивалась: одна моя половина говорила "какое вкусное печенье, скорее съешь его!", а другая кричала "не ешь печенье, Алиса, в каждом печеньи по 742 калории!". С тех пор, как я начала растраиваться, жить стало вкуснее: первая половина меня говорит - "ешь", вторая - "не ешь", а третья - "ешь, конечно!". И не надо мне рассказывать, что не бывает трех половин! Все зависит от того, чьими половинами мерять. Вот если, например, Мери Энниными, то получится... дайте посчитать...
- Прекрати немедленно есть печенье, а то ты скоро заполнишь всю поляну!
- Ой! Я все раздвигаюсь и раздвигаюсь! Я уже не успеваю считать половинки! Что же делать?!
- Скорей выбрось пакет!
- Ох, спасибо, Говорящий цветок! А то я чуть со счета не сбилась.
- Сама ты цветок - божий одуванчик!
- Это же Кузнечик! Добрый день, уважаемый, простите пожалуйста, я вас не сразу заметила!
- Да, я кузнечик! И тебе того же советую. Каждый, между прочим, сам кузнечик своего счастьица. Не даром говорят: куй счастья, да несчастье помогло.
- Нет, постойте! Говорят совсем не так! Куй железо - вылетит не поймаешь! Ой. Что-то не то. Вспомнила! Рано вставать, рано ковать... опять не так?
- Гляди-ка, до седых волос дожила, а все та же путанная девочка!
- Нет уж! Вот на этот раз вы меня не запутаете! Я глаз не смыкала, учила стихи, на случай если опять в какую-нибудь сказку попаду, чтоб не вышло как прошлый раз с крокодильчиками речными.
- Так-таки не смыкала?
- Ну-у-у... немного присмыкала....
- Тогда давай что-нибудь коротенькое, а то я спешу.
- Я вот из Гоголя помню: "Я тебя крокодил, я тебя и убью!" Ой, нет, лучше из Маяковского:
В какие бы дебри я не забродил,
Со мною не выйдет конфуза!
Читайте!
Завидуйте!
Я крокодил!
Ой.
- Ну да, если все читать присмыкающимися глазами...
- Нет, постойте! Я еще знаю!
Я помню чудное мгновенье
Передо мною проходил,
Как мимолетное виденье,
Зеленый, чистый... Ой.
- Я, пожалуй, пойду. А то так с тобой еще разучишься кроковать!
Ушел. Знаешь что, Алиса? Хватит растраиваться! А то потом разбредешься на все четыре стороны... То есть на все три... Собирай тебя потом! Так что вставай и вперед!

Вперед?
yulkar: (Default)
начало

Лестница закончилась круглым окошком, и Алиса вылезла на залитую солнцем лужайку. Все-таки, Додо, тебя очень нехватает: приходится самой говорить твои слова. А вдруг я лезла-лезла и вылезла из сказки? И еще хорошо, если я вылезла у себя в Англии... Впрочем, ничего хорошего. Англия - не лучшее место вылезать из сказок, тем более в пыльных брюках. Алиса отряхнула брюки и огляделась. Кто-то идет! Добрый день! Вы не скажете...? Убежал. Наверное, я его напугала. Еще бы! Когда из под земли выскакивают пыльные бабушки... Ой! Вон еще кто-то! И несет огромный транспарант. А на транспаранте написано: "Все на мыборы!". Здравствуйте, извините пожалуйста, но у вас здесь ошибка: должно быть "Все на ВЫборы!"
- Это у вас в Англии выборы, а у нас тут мыборы!
- Ура! Значит я все-таки не в Англии! А чем ваши мыборы отличаются от наших ны... ой выборов?
- А тем, что мы сами решаем кому отдавать свой голос, а вы ВЫбираете из тех, кого вам ВЫдают.
- А тот, в клетчатых брюках - он тоже на мыборы?
- Разумеется! Ты разве не видишь: здесь же ясно написано - "ВСЕ"?
- А кто это, и почему он со мной даже не поздоровался?
- Это Сэр Электор. Он молчит, потому что уже отдал свой голос.
- Кому?
- Своей жене.
- И что жена?
- Она теперь поет на два голоса в хоре хордовых.
- А как же Сэр Электор читает элекции без голоса?
- Он читает их про себя. И ты, кстати, могла бы тоже про него прочитать, а не отвлекать серьезных людей глупыми вопросами.
- А где прочитать? Эй! Куда же вы?! Ну вот. И этот тоже убежал. Какая-то невежливая сказка получается: все убегают. Ладно, посмотрим, что будет дальше.

Дальше?
yulkar: (Default)
Для проекта ДА
Что получится - пока не знаю, но решила постить кусочками, авось и до конца доберемся

Ну, здравствуй, - сказала Алиса, - ты ничуть не изменился, Додо. Только цветы новые у тебя. Это Белый Кролик заходил? Помнишь, как мы бегали с ним когда-то? Ну конечно, ты помнишь! А теперь? Я и хожу-то еле-еле. Каждый месяц покупаю себе новые брюки. У последних - размер уже больше чем номер телефона. Мое тело занимает весь предоставленный ему объем. Может я газ? Но ведь тогда бы я улетела? Додо, ты ушел и оставил мне вопросы без ответов. А в умных книжках есть только ответы без вопросов. Может, я тяжелый газ, Додо? Углерод, например? Вот одна моя знакомая, очень глупая бабушка Мери Энн - сгорела на работе... А домашние говорят, что это от того, что я все время сижу в кресле и решаю твои задачки, и что надо больше ходить. Но ходить - это совершенно невозможно! Если ходить по кругу, то кружится голова. А если идти по прямой, то можно уйти и неизвестно куда прийти. Вот одна моя знакомая бабушка Мери Энн однажды пошла по прямой, а потом ее неделю искали местная полиция, пожарная команда и карета скорой помощи. А что это за доски у тебя тут на дорожке? И табличка рядом "Осторожно, ремонт!". Если на досках написано "Осторожно, ремонт!", значит надо ходить осторожно, особенно если вы оооочень тяжелый газ. И медленно. Потому что вы ооочень медленный газ. Ну, я пошла. Ой! Я провалилась! Я падаю!! Я лечу!! Жалко, что я зажмурилась, а там небось по сторонам полки, полки с банками, книжками и тетрадками. "Рукописи не горят" Ой! Это из другой сказки! "Банки из под варенья никогда не бывают пустыми!". Аксиома - это то, что не требует доказательств, потому что верно. Или это опять другая сказка? А вдруг я буду лететь-лететь и упаду в чужую сказку? И мне там скажут: "Мери Энн, ты что тут делаешь, бездельница! Ну-ка быстро улетай обратно!" А я скажу: "Я никак не могу, потому что я очень тяжелый газ, я сгорела на работе!" И они сразу предоставят мне самый почетный объем. Бум! Приземлилась! И между прочим, совсем не больно. А вот была бы я худая, как Мери Энн, пришлось бы искать кучу сухих листьев. А как вы можете искать кучу сухих листьев, когда вы летите с зажмуренными глазами? Ну все, теперь уже можно их разожмурить. Или отожмурить? Ну, в общем, больше не зажмуривать. Ну, что ж, очень миленькая комнатка. Но где же двери? Как же я буду входить в сказку, у которой нет двери? Вот был бы Додо, он бы все правильно устроил. И лифт, кстати. Если вы приглашаете уже немолодую леди, должны были бы позаботиться о лифте.
- А мы и не приглашали!
- А кто написал "Осторожно, ремонт"?
- Так мы и написали, чтоб никто не ходил.
- Как же можно осторожно неходить? Осторожно можно только ходить, а иначе как узнать. что это было осторожно? И вообще, вы кто?
- А я Никто. Меня видно только если внимательно несмотреть.
- Внимательно несмотреть, осторожно не ходить... еще скажите: диетически непитаться! Вас просто не существует!
- Да? А ну-ка, не смотри направо! Теперь видишь?
- Вижу: в шляпе с перчатками, но почему-то с человечьими ушами: это очень смешно! Послушайте, Никто, а почему я вас вижу справа, когда смотрю налево?
- Потому что я действительно справа, а ты туда внимательно несмотришь. Значит для тебя я существую.
- А для других? Например для Мери Энн?
- Ну это от многого зависит. Вот ты для нее существуешь?
- Я? Конечно! Она же каждый вечер заходит ко мне в гости не есть мой йоркширский пудинг.
- Значит ты существуешь для нее, а я существую для тебя. Ты знаешь, что такое "транзитивность"?
- Транзи... знаю! Это когда Летишь из Лондона в Нью-Йорк через Лос-Анжелес, а твой самолет опаздывает на два часа.
- Вот! Правильно! Ну, и для тебя же существует рейс Лос-Анжелес - Нью-Йорк?
- Нет! Я им так и сказала: компания, которая не дожидается своих пассажиров для меня больше не существует! Значит и вы не существуете для Мери Энн. Вот и шоколадный торт: для нее он тоже не существует. А он есть.
- Это опять другая сказка.
- А вы откуда знаете?
- А я ее внимательно несмотрел.
- Ой! Лестница! И надпись на ней: "Не влезай - убьет!" А я знаю! Из не-В следует не-А, а значит там написано: "Не убьет - влезай!"
- Ну, может быть и так...
- Ну, я полезла? Главное: внимательно несмотреть вниз, а то закружится голова. Эй, Никто! Вы еще там?
- Там-там... лезь, Алиса, лезь... Встретимся наверху...

продолжение последует выше

August 2017

S M T W T F S
  12345
6789101112
1314151617 1819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags